Наш земляк-экономист в ВРУ: о МВФ, экономию и пенсии

Наш земляк-экономист в ВРУ: о МВФ, экономию и пенсии

Украина получила первый транш от МВФ, приняла ряд болезненных изменений в Закон «О государственном бюджете», ряд решений, которые изменили пенсионное законодательство. Остается еще много нерешенных вопросов. Среди которых и энергетическая зависимость страны, и неблагоприятные условия для развития бизнеса.

Именно об этих факторах издание Укринформ говорило с народным депутатом бывшим первым вице-премьер министром Украины (1994-1995), бывшим министром финансов (2005-2006, 2007-2009) и известным экономистом Виктором Пинзеником.

— Виктор Михайлович, Вы неоднократно называли огромный дефицит бюджета одним из главных факторов, которые тормозят экономику страны. Как оцениваете бюджет в этом году? Приблизимся ли к балансу в доходах и расходах?

— Сдвигов в решении этой фундаментальной для страны проблемы, к сожалению, я не вижу. Прошлый год страна закончила с беспрецедентным дефицитом, который превышает 200 млрд грн. По моим оценкам, дефицит проходящего года будет почти такого же размера, хотя относительный показатель (по отношению к ВВП) несколько меньше. Принципиально не изменили ситуацию принятые недавно уточнения в бюджет и связанные с ним законы.

В течение последних лет бюджетный баланс достигался очень опасным способом — влезанием в долги. Потому что такой способ не только влечет дополнительные расходы и углубляет проблемы, но в конечном итоге приводит к неминуемому — когда баланс свести уже невозможно. По простой причине — вам уже никто не одалживает. Или же вы сводите баланс варварским методом — с помощью Национального банка Украины. Мы с вами стали свидетелями этих процессов, которые больно отражаются на экономике страны, а следовательно, и на доходах граждан.

— Правительство декларирует цифру нынешнего дефицита бюджета 76 млрд. По Вашим оценкам, он может достичь 200 млрд грн. На чем основывается такой прогноз?

— При принятой сейчас бюджетной «культуре» можно утверждать, что у нас вообще нет дефицита. Большинство граждан считают (и совершенно правильно), что дефицит является разницей между расходами и доходами. В правительственной бюджетной практике это не так. По простой причине: в расходах отображены не все расходы (хотя цифры, которыми я оперирую при определении реального размера дефицита, может найти в бюджете любой). Для примера, известной всем цифры расходов в прошлом году для НАК «Нафтогаз Украины» в 110 млрд грн вы не найдете в итоге расходов бюджета. Дополнительной проблемой является и то, что закон позволяет правительству увеличивать некоторые расходы сверх указанных в бюджете цифр. А это соответственно автоматически «растягивает» и дефицит.

— В чем причины такого дефицита?

— Дефицит не первый год сопровождает нашу страну. Но еще 7-8 лет тому назад его размеры оценивались в 5-10 млрд грн, и этого не выходило за пределы 2% ВВП. При таких размерах даже долговое покрытие нехватки средств не создавало проблем. Потому что при растущей экономике относительный показатель долга при этом уменьшался (ВВП росло в больших размерах, чем был дефицит бюджета).

Ситуация изменилась, когда страну втянули в жизнь с дефицитом более 10% ВВП. Первый такой «прорыв» был сделан в 2009 году. С того времени с этого опасного пути так и не сошли, пока не дошли до чрезвычайно острых проблем нынешнего времени (огромные долги, невозможность одолжить средства, курсовые шоки).

Дефицит — не естественное явление, а продукт человеческих рук. Люди, точнее политики, его создали, они и обязаны отвести страну от нынешних бюджетно-долговых проблем.

— Украина получила первый транш кредита МВФ, обязавшись провести целый ряд реформ. Среди ключевых положений программы МВФ значится сокращение расходов. На чем будем экономить?

— Конечная цель системы действий — возобновить экономику, дать импульс к ее росту. Устранение бюджетных дисбалансов очень важно в этой системе. Потому что это тот «фундамент», без стабильности и прогнозируемости которого экономика не может развиваться. Вспомните курсовую лихорадку и нередко даже непонятное поведение экономических субъектов. Потому что они иногда просто растеряны и не знают, что делать. Это не та среда, где можно даже вспоминать слово «комфорт» для инвестора.

Сбалансирование бюджета требует решений как относительно доходов, так и расходов. Особенностью нынешнего момента является то, что не задевая расходных статей, причем в немалых размерах, возобновить баланс невозможно. В таком сокращении расходов надо руководствоваться простой и понятной всем логикой приоритетов, как это делает каждый из нас (потому что не все расходы одинаковы по своей значимости).

— В части сокращения расходов МВФ, в частности, требует существенных изменений в пенсионной системе. Некоторые шаги уже сделаны. Парламент проголосовал за определенные изменения в пенсионное законодательство. Но специальные пенсии остались… Как Вы оцениваете такие реформы?

— В Пенсионном фонде уже давно проблемы. На них не реагировали, закрывая нехватку денег средствами из бюджета. Разрасталась бюджетная дыра, потому что бюджет чувствовал на себе и другие не разрешимые годами проблемы. Дошли до неминуемого — невозможности профинансировать взятые правительством обязательства.

Бюджет не должен платить пенсию. Это ответственность специального «бюджета» — Пенсионного фонда. Но до такой «ответственности» ему не хватает в этом году более 80 млрд грн.

Избежать решений относительно пенсий сейчас невозможно. Потому что украинский пенсионер должен быть уверен в выплате пенсии. И не только в этом году, но и всегда. Ситуация требует значительно более сложных решений, чем те, которые бы принимались вовремя, тогда, когда проблемы только зарождались, не ожидая серьезных рецидивов, которые сегодня прорывает. Определенные решения по этому поводу правительство предложило. К сожалению, в пакете решений не нашлось места отмене специальных пенсий. Не хватило воли (или чего-то еще) предпринять другие шаги. А потому, боюсь, это не последние решения, которые придется принять относительно пенсий. Поэтому что должен еще напомнить, что у нас не индексируется минимальная пенсия. Это последнее, что должно было бы трогать Правительство. А это сделано. И сделано в условиях инфляции, которой страна не знала более 15 лет.

— Какие шаги, по вашему мнению, следует осуществить, чтобы реформа состоялась и пенсионная система заработала?

— Я не думаю, что вопросом сегодняшнего дня должно быть обсуждение новой пенсионной модели. Мы должны помнить о 13 млн пенсионеров, которых уже новая модель никогда не коснется. И они будут оставаться на «солидарном обеспечении». А поэтому в короткой перспективе следует говорить о решении двух принципиальных вопросов. Первое – восстановить способность солидарной системы выплачивать пенсии (избавиться от дефицита). Второе — установить единые правила пенсионного обеспечения, устранить позорное разделение украинских пенсионеров на «сорта». В стране должен быть единый для всех пенсионный закон.

— Еще одним непосильным грузом для бюджета являются долги НАК «Нафтогаз України». В части реформ энергетического сектора программа МВФ предусматривает сокращение дефицита «Нафтогазу» в этом году до 3,1 % ВВП. Это реально? Какие здесь могут быть решения? Ведь дальнейшее повышение цен для населения может поставить людей на грань выживания.

— «Нафтогаз України» — еще одна очень проблемная сфера, которая в прошлом году «использовала» из бюджета 110 млрд грн (вместо того, чтобы «кормить» его). Накопленный годами багаж проблем, который прикрывался хорошими популистскими лозунгами и сопровождался аморальным использованием бюджетных средств на оплату потребления газа и обогрев домов и квартир далеко не бедных граждан, неминуемо должен был закончиться. Приятно это или нет, но нам не избежать ценовых решений. Потому что в конечном счете мы все равно платим сполна за газ, причем переводя груз оплаты на всех, даже за очень состоятельных граждан. К тому же, наличие системы разных цен является «мутным болотом», благоприятным для разного рода манипуляций. Очень важно защитить людей с низкими доходами от стремительного роста цен. Инструмент для этого есть. Ему уже больше 20 лет. Но меня чрезвычайно беспокоит, что правительство не ведет разъяснений как относительно особенностей оплаты газа, обогрева и теплоснабжения, так и (что еще более важно) порядка, правил предоставления поддержки (субсидий) семьям с низкими доходами. Защитить в таких условиях малоимущие семьи — святая обязанность власти.

 

Украина получила первый транш от МВФ, приняла ряд болезненных изменений в Закон «О государственном бюджете», ряд решений, которые изменили пенсионное законодательство. Остается еще много нерешенных вопросов. Среди которых и энергетическая зависимость страны, и неблагоприятные условия для развития бизнеса.

Именно об этих факторах корреспондент Укринформа говорил с народным депутатом бывшим первым вице-премьер министром Украины (1994-1995), бывшим министром финансов (2005-2006, 2007-2009) и известным экономистом Виктором Пинзеником.

— Виктор Михайлович, Вы неоднократно называли огромный дефицит бюджета одним из главных факторов, которые тормозят экономику страны. Как оцениваете бюджет в этом году? Приблизимся ли к балансу в доходах и расходах?

— Сдвигов в решении этой фундаментальной для страны проблемы, к сожалению, я не вижу. Прошлый год страна закончила с беспрецедентным дефицитом, который превышает 200 млрд грн. По моим оценкам, дефицит проходящего года будет почти такого же размера, хотя относительный показатель (по отношению к ВВП) несколько меньше. Принципиально не изменили ситуацию принятые недавно уточнения в бюджет и связанные с ним законы.

В течение последних лет бюджетный баланс достигался очень опасным способом — влезанием в долги. Потому что такой способ не только влечет дополнительные расходы и углубляет проблемы, но в конечном итоге приводит к неминуемому — когда баланс свести уже невозможно. По простой причине — вам уже никто не одалживает. Или же вы сводите баланс варварским методом — с помощью Национального банка Украины. Мы с вами стали свидетелями этих процессов, которые больно отражаются на экономике страны, а следовательно, и на доходах граждан.

— Правительство декларирует цифру нынешнего дефицита бюджета 76 млрд. По Вашим оценкам, он может достичь 200 млрд грн. На чем основывается такой прогноз?

— При принятой сейчас бюджетной «культуре» можно утверждать, что у нас вообще нет дефицита. Большинство граждан считают (и совершенно правильно), что дефицит является разницей между расходами и доходами. В правительственной бюджетной практике это не так. По простой причине: в расходах отображены не все расходы (хотя цифры, которыми я оперирую при определении реального размера дефицита, может найти в бюджете любой). Для примера, известной всем цифры расходов в прошлом году для НАК «Нафтогаз Украины» в 110 млрд грн вы не найдете в итоге расходов бюджета. Дополнительной проблемой является и то, что закон позволяет правительству увеличивать некоторые расходы сверх указанных в бюджете цифр. А это соответственно автоматически «растягивает» и дефицит.

— В чем причины такого дефицита?

— Дефицит не первый год сопровождает нашу страну. Но еще 7-8 лет тому назад его размеры оценивались в 5-10 млрд грн, и этого не выходило за пределы 2% ВВП. При таких размерах даже долговое покрытие нехватки средств не создавало проблем. Потому что при растущей экономике относительный показатель долга при этом уменьшался (ВВП росло в больших размерах, чем был дефицит бюджета).

Ситуация изменилась, когда страну втянули в жизнь с дефицитом более 10% ВВП. Первый такой «прорыв» был сделан в 2009 году. С того времени с этого опасного пути так и не сошли, пока не дошли до чрезвычайно острых проблем нынешнего времени (огромные долги, невозможность одолжить средства, курсовые шоки).

Дефицит — не естественное явление, а продукт человеческих рук. Люди, точнее политики, его создали, они и обязаны отвести страну от нынешних бюджетно-долговых проблем.

— Украина получила первый транш кредита МВФ, обязавшись провести целый ряд реформ. Среди ключевых положений программы МВФ значится сокращение расходов. На чем будем экономить?

— Конечная цель системы действий — возобновить экономику, дать импульс к ее росту. Устранение бюджетных дисбалансов очень важно в этой системе. Потому что это тот «фундамент», без стабильности и прогнозируемости которого экономика не может развиваться. Вспомните курсовую лихорадку и нередко даже непонятное поведение экономических субъектов. Потому что они иногда просто растеряны и не знают, что делать. Это не та среда, где можно даже вспоминать слово «комфорт» для инвестора.

Сбалансирование бюджета требует решений как относительно доходов, так и расходов. Особенностью нынешнего момента является то, что не задевая расходных статей, причем в немалых размерах, возобновить баланс невозможно. В таком сокращении расходов надо руководствоваться простой и понятной всем логикой приоритетов, как это делает каждый из нас (потому что не все расходы одинаковы по своей значимости).

— В части сокращения расходов МВФ, в частности, требует существенных изменений в пенсионной системе. Некоторые шаги уже сделаны. Парламент проголосовал за определенные изменения в пенсионное законодательство. Но специальные пенсии остались… Как Вы оцениваете такие реформы?

— В Пенсионном фонде уже давно проблемы. На них не реагировали, закрывая нехватку денег средствами из бюджета. Разрасталась бюджетная дыра, потому что бюджет чувствовал на себе и другие не разрешимые годами проблемы. Дошли до неминуемого — невозможности профинансировать взятые правительством обязательства.

Бюджет не должен платить пенсию. Это ответственность специального «бюджета» — Пенсионного фонда. Но до такой «ответственности» ему не хватает в этом году более 80 млрд грн.

Избежать решений относительно пенсий сейчас невозможно. Потому что украинский пенсионер должен быть уверен в выплате пенсии. И не только в этом году, но и всегда. Ситуация требует значительно более сложных решений, чем те, которые бы принимались вовремя, тогда, когда проблемы только зарождались, не ожидая серьезных рецидивов, которые сегодня прорывает. Определенные решения по этому поводу правительство предложило. К сожалению, в пакете решений не нашлось места отмене специальных пенсий. Не хватило воли (или чего-то еще) предпринять другие шаги. А потому, боюсь, это не последние решения, которые придется принять относительно пенсий. Поэтому что должен еще напомнить, что у нас не индексируется минимальная пенсия. Это последнее, что должно было бы трогать Правительство. А это сделано. И сделано в условиях инфляции, которой страна не знала более 15 лет.

— Какие шаги, по вашему мнению, следует осуществить, чтобы реформа состоялась и пенсионная система заработала?

— Я не думаю, что вопросом сегодняшнего дня должно быть обсуждение новой пенсионной модели. Мы должны помнить о 13 млн пенсионеров, которых уже новая модель никогда не коснется. И они будут оставаться на «солидарном обеспечении». А поэтому в короткой перспективе следует говорить о решении двух принципиальных вопросов. Первое – восстановить способность солидарной системы выплачивать пенсии (избавиться от дефицита). Второе — установить единые правила пенсионного обеспечения, устранить позорное разделение украинских пенсионеров на «сорта». В стране должен быть единый для всех пенсионный закон.

— Еще одним непосильным грузом для бюджета являются долги НАК «Нафтогаз України». В части реформ энергетического сектора программа МВФ предусматривает сокращение дефицита «Нафтогазу» в этом году до 3,1 % ВВП. Это реально? Какие здесь могут быть решения? Ведь дальнейшее повышение цен для населения может поставить людей на грань выживания.

— «Нафтогаз України» — еще одна очень проблемная сфера, которая в прошлом году «использовала» из бюджета 110 млрд грн (вместо того, чтобы «кормить» его). Накопленный годами багаж проблем, который прикрывался хорошими популистскими лозунгами и сопровождался аморальным использованием бюджетных средств на оплату потребления газа и обогрев домов и квартир далеко не бедных граждан, неминуемо должен был закончиться. Приятно это или нет, но нам не избежать ценовых решений. Потому что в конечном счете мы все равно платим сполна за газ, причем переводя груз оплаты на всех, даже за очень состоятельных граждан. К тому же, наличие системы разных цен является «мутным болотом», благоприятным для разного рода манипуляций. Очень важно защитить людей с низкими доходами от стремительного роста цен. Инструмент для этого есть. Ему уже больше 20 лет. Но меня чрезвычайно беспокоит, что правительство не ведет разъяснений как относительно особенностей оплаты газа, обогрева и теплоснабжения, так и (что еще более важно) порядка, правил предоставления поддержки (субсидий) семьям с низкими доходами. Защитить в таких условиях малоимущие семьи — святая обязанность власти.

— Эксперты подчеркивают, что нужно развивать собственную добычу газа, укреплять энергетическую независимость. Вы поддерживаете такое мнение?

— Самый большой вклад в нашу энергетическую независимость должно сделать значительное сокращение потребления газа. По этому показателю мы далеко позади даже тех стран, которые еще недавно не очень отличались от нас. Каждый из нас должен сделать вклад в это сокращение. Цены будут очень серьезным толчком к таким действиям. Кстати, и к добыче собственного газа. Разве это мудрая политика, когда за импортный продукт платится в 10 раз дороже, чем за украинский? Добыча собственного газа должна быть прибыльной. Иначе его не будут добывать.

— Какие меры сегодня помогут увеличить доходную часть бюджета?

— Здоровая опора бюджета — растущая экономика. Потому что только такая экономика обеспечивает более высокие доходы как тем, кто работает в ней, так и тем, кто удерживается за счет бюджета.

Но можно получить больше и при таких же масштабах экономики. И не за счет повышения налогов, а за счет устранения разных оффшорных схем и злоупотреблений, которые дают кое-кому возможность избегать налогообложения. В налогообложении все должны находиться в равных условиях. Это чрезвычайно важная, фундаментальная ценность здоровой экономической системы.

— Еще одним важным вопросом являются инфляционные процессы. Западные эксперты озвучивают цифру в 242%, Правительство прогнозирует — 26%, МВФ — 27%. Какая инфляция нас ожидает в этом году, по вашему мнению?

— Я не буду комментировать цифру в 242%. Очевидно, американского эксперта неправильно поняли. Возможно шла речь о девальвации, но это не то же, что инфляция. Тем не меньше этот показатель сейчас очень высок. В годовом измерении (за последние 12 месяцев) он составляет  34,5%. Я уже даже точно не назову год, когда мы жили с такой высокой инфляцией. Разве скажу, что это было где-то в прошлом тысячелетии. Текущая динамика, особенно в феврале, не дает оснований для успокоения. И озвученная правительством цифра в 26% может быть оптимистичной.

— Как повлияет кредит МВФ на развитие украинской экономики?

— Я понимаю важность кредита для поддержки нашей экономики. Но намного более важное другое — наши собственные действия. Здесь намного больше оснований для беспокойства. Хотелось бы не иметь таких оснований. Но для этого нужны действия. Решительные действия и политическая воля на их осуществление.

7dniv.info по материалам изданияukrinform

Нашли ошибку в тексте? Сообщите нам о ней: выделите текст и нажмите Ctrl + Enter. Спасибо!
Loading...

Новости по теме

Последние новости

Інформаційне повідомлення
Коментувати новини на нашому сайті дозволено лише на протязі 30 днів з моменту публікації.

Новости партнеров

Обсуждения

Це вже навіть дурістю не слід називати - явні ознаки розумового розладу......
Зоотехнік (2018-04-17 20:06:47)
Звичайно ж у влади гешефтників грошей немає, бо всі гроші розкрадені і виведені за межі України......
Запорожець (2018-04-16 20:31:24)
Світовій спільноті треба відкрито говорити про економічну агресію сіоністів проти України - саме агенти сіонізму, які прийшли до влади розграбували Україну....
Гардистон (2018-04-14 18:19:00)
Ото такі "європейські цінності" - обстрілювати та руйнувати міста інших держав... Та й "русскіє братья" такі ж самі гади - лізуть усюди як свині......
Запорожець (2018-04-14 13:36:45)
За декілька століть нічого не змінилося у ставленні ляхів до українців. Досить вже базікати про "польських друзів" - і вивчали історію, і класиків читали, і бували і клятій Польщі....
Веркблей (2018-04-14 06:56:22)